МАТЕРИАЛЫ

СТАТЬИ

ФЕНОМЕН СИСТЕМЫ «ДЕСЯТЬ ЛЕПЕСТКОВ» В МИРЕ БОЕВЫХ ЕДИНОБОРСТВ

  • Автор: Александр Сильченко
  • Категория: СТАТЬИ
  • Просмотров: 1281

Как то журналисты проанализировали нобелевских лауреатов. Их интересовало, какими особенностями обладают люди, способные на свершение радикальных, мировоззренческих прорывов в науке. 
Оказалось что у большинства нобелевских лауреатов, людей очень разных, есть несколько объединяющих факторов, как личной биографии, так и в научных подходах. 
Опрос показал, что большинство эпохальных открытий совершались на междисциплинарном уровне, на стыке наук, а также на стыке науки и культуры. Т.е. без культуры нет нобелевского лауреата. Большинство из них с детства приобщены к хорошей классической музыке, и не только как ценители и слушатели, а на уровне владения музыкальными инструментами. Иными словами, с детства прививалось чувство глубочайшей гармонии. Собственно, истинная культура об этом.   
Неслучайно наш новогодний ролик сопровождался музыкой Паганини.
Вот мы и перешли к боевым единоборствам. К нашей Системе — Системе боевых единоборств «Десять лепестков».
Наша Школа как раз и отличается таким междисциплинарным подходом. Это не было проделано специально, это особенность исторического пути,  который претерпела наша Система. Так случилось, и сегодня с уверенностью можно утверждать, что нам очень  повезло.
Теперь уже все знают, что монолитный базовый технический раздел Школы, тем не менее, соткан из различных источников традиционных национальных боевых единоборств. Здесь и бирманские техники, и подходы к боевым единоборствам присущие индийским и китайским школам. Разумеется, не обошлось без влияния японских боевых искусств, как наиболее методически проработанных к средине ХХ столетия. Разумеется, отечественные разработки.

Такой полифонический подход служит нам прекрасной основой для формирования необходимых кондиций тела и ума для погружения в удивительный мир боевых единоборств, мир бурления и блаженства, восприимчивости и понимания, присутствия и осознанности. Эти прекрасные и манящие состояния взращиваются на занятия в нашей Системе  - Системе боевых единоборств «Десять лепестков», в основе которой одноименная методика Никишова И.И. Собственно методика на это и нацелена, на полную реализацию, на выход за пределы. За пределы чего?  За пределы тех миллионов чужих жизней, которые мы проживаем в себе.  Система дает шанс прожить свою собственную жизнь, истинно творческую  в простоте и радости. «Вернуться домой».
Вы можете быть хорошим специалистом в какой-то системе. У вас лучший в мире удар ногой, вы двигаетесь по фен-шую, у вас стойка как учил дедушка Ли еще в XVII столетии, и ЧТО? Ваша жизнь по-прежнему полна страданий, перепадов настроения, суетная, наполнена страхами и бегствами от него и т.д. 

Какое влияние на Школу оказали мьянманские мастера? Влияние принципиальное, и дело вовсе не в уникальных техниках, хотя и не без этого, конечно, а именно в восприятии феномена боевых единоборств как таковых. Принципиально иной дух и человеческие качества. Благодаря мьянманским мастерам, прежде всего У Таунг Дина и У Кхин Хлейна, со слов Никишова И.И. в нем радикально изменилось понимание, взгляды на суть боевых единоборств. И Школа в России радикально изменилась.
Кстати, У Таунг Дин признавался лучшим гитаристом Янгона, это примечание о влиянии культуры.

Естественно, говоря о нестандартных подходах, никто не отменяет наличие безупречной качественной базовой техники. Понимание на пустом месте не возникнет, фундамент-то надо заложить. 

Сегодня у Никишова И.И. совершенно иные подходы, нестандартные, нешаблонные, предоставляющие шанс выйти за пределы. Оставаясь в привычных рамках, мы может только переставлять местами известное. А истинное свободное творчество за пределами.
Не жалко растрачивать свои жизни на баталии в интернете, собирание ненужного хлама и т.д.?   

Мы прекрасно осознаем, что большинство привыкли к другому, и убеждать в чем-то кого-то не намерены, но рассказывать о нашей Системе по мере сил и талантов будем.

Следите за публикациями. 

Понимания и бурления вам !

Сильченко Александр

О МАСТЕРЕ У ТАУНГ ДИНЕ

  • Автор: Александр Сильченко
  • Категория: СТАТЬИ
  • Просмотров: 2553

В декабре поклонники боевых единоборств, так или иначе связанных с мьянманской Школой боевых единоборств Мастера У Таунг Дина, отмечают  День памяти Мастера.    

 

 Короткая биографическая справка о Мастере У Таунг Дине.

  У Таунг Дин (Рональд Кё 14.08.1930г. – 05.12.1996г.), основатель семейной  Школы в ее современном виде. Он активно вел подготовку инструкторов по своей Системе с 50-х годов прошлого века. Широко известен как выдающийся Мастер боевых искусств и за пределами Мьянмы (Бирмы).

Основу семейной Школы Мастер У Таунг Дин обогатил знаниями других воинских единоборств, которые он изучал у индийских, китайских и японских мастеров.

Отец Патриарха -   У Ба Дин (Кё) – был телохранителем шанского принца. В пятилетнем возрасте, следуя семейной традиции, маленький У Таунг Дин принял посвящение на путь воина. На тело У Таунг Дина были нанесены татуировки с засекреченными знаниями Школы. Как он вспоминал – было очень больно, но нужно было терпеть.

Дядя Патриарха – У Ба Дин – был выдающимся воином Бирмы, за что был удостоен высшего воинского знака на головном уборе. Под его руководством юный У Таунг Дин тренировался до пятнадцатилетнего возраста.

Первые поминания о Семейной мьянманской  Школе Боевых Искусств рода Динов относятся к XI веку. Основателями Школы являются предки Динов, исторически проживающие в районе Шанского нагорья у озера Инле. Мужчины рода Динов традиционно служили воинами и телохранителями у князей и королей.

Суть Школы можно определить как путь выживания в неспокойное, насыщенное боевыми столкновениями время. Главной задачей адептов Школы было не умереть, а выжить и победить в борьбе.

Уже в наше время, особенностью Школы всегда было то, что спортивные поединки не приветствовались, как не имеющие отношения к главной цели воинского искусства. Отрицательное отношение к спортивным поединкам объясняется тем, что техника начинает утрачивать свои стилевые особенности и вырождаться. Ученикам разрешалось участвовать только в контактных поединках без ограничения правил. Это давало возможность применения более полного арсенала техники и воспитывало настоящий бойцовский дух.

В результате таких принципов Школа долгое время оставалась известной только узкому кругу специалистов, хранящей свою самобытность и свой собственный семейный секрет.

 В период обучения в университете, У Таунг Дин, изучает технику бокса и дзюдо. Впоследствии он стал чемпионом Мьянмы по боксу.

 Затем были напряженные тренировки с индийскими Мастерами. Абдул Рейзак (Abdul Rasak) – мусульманин и Ниана Муту (Niana Mutu) – буддист, обучали У Таунг Дина индийским системам – Гонта (Гунтха), Шила и Манчжура. Помимо боевых навыков они обучали У Таунг Дина и врачеванию. Абдул Рейзак, кстати, мог излечивать паралич.  

 Под руководством Мастеров – Кхон Кхенга (Khon Kheng) и Танг Сенга (Tang Seng), У Таунг Дин осваивает технику китайского бокса, ушу, тайчи, технику ножа, а также технику медитации и дыхания.

Японские Учителя Аритомо Мурашиге (Aritomo Murashige) 8-й дан и Сейго Ямагучи (Seigo Yamaguchi) – 6-й дан, дали знания японских школ - айкидо, дзюдо, дзю-дзюцу, каратэ, технику меча, шеста и т.д.

В течение своей жизни Мастер У Таунг Дин подготовил не одну сотню первоклассных специалистов боевых искусств (103 черных поясов). Многие из них активно продолжают его дело.

 

А теперь, Глава Российской Школы боевых единоборств «Десять лепестков», автор одноименной методики Никишов И.И. поделится своими личными воспоминаниями и впечатлениями от занятий и общения с Мастером У Таунг Дином. Никишов Иван Иванович является не просто прямым учеником Мастера У Таунг Дина, но и его «приемным сыном»:

Прошло уже более 20 лет после встречи с выдающимся бирманским (мьянманским) Мастером и уникальным человеком У Таунг Дином (Рональд Кё – его  христианское имя). Я очень благодарен судьбе или обстоятельствам за эту встречу. Мастер был всесторонне развитым человеком. Уникальность его состояла не только в  воинских способностях, не только в создании своего стиля. Он был прекрасным семьянином, лучшим гитаристом Янгона, владел несколькими иностранными языками, был лекарем и «костоправом».

 При мне, один из его учеников, при отработке ударов ногами по дереву вывихнул стопу. Двое его товарищей занесли его в дом Мастера. С хрустом вправив сустав и смазав какой-то мазью У Таунг Дин попросил ученика встать на ноги. Не почувствовав боли ученик с поклоном, радостно побежал продолжать занятие.

Впервые увидев Мастера, создавалось впечатление, что этот человек далек от боевых единоборств, однако, придя к нему на занятия следующим ранним утром (4 часа), мы убедились в обратном. Его знаниям и умению не было предела. Он просто «клокотал» и пульсировал ими. Это был  уже другой человек – стройный, мощный, с пронзительными и поразительно добрыми глазами, излучающими силу и любовь.

После многочасового тестирования начались «адские» изнурительные тренировки. Занятия проходили во дворе Мастера и утром и днем, в темноте и в жару (около 50º), в ливень и при большом количестве учеников – У Таунг Дин всегда был рядом. От жары и физических нагрузок язык во рту едва шевелился, сердце готово было вырваться из груди. Многократные повторения технического арсенала сбивали дыхание, но останавливаться было нельзя, потому что Мастер был рядом и очень внимательно наблюдал за нами. Иногда он сидел с закрытыми глазами, повернувшись в другую сторону. Мы тут же начинали работать «вполсилы» но тут же получали замечание о нашем не усердии. Впредь мы этого не делали – стыдно было. Работая на пределе сил, казалось, еще чуть и умрешь, но в то же время, ощущая  взгляд Мастера, мы были уверены, что с нами ничего не случиться. Уроки Мастера проходили не только у него во дворе (7 × 25 м),  но и у него в доме, на улице во время прогулок и за столом какого-нибудь кафе, в беседах и встречах с Мастерами из других стран, которые считали за честь посетить У Таунг Дина и пообщаться с ним.

Методика передачи знаний Мастера была нестандартной и поначалу непонятной. То он оттягивал кожу на теле и наблюдал, то нажимал на множество точек, то давал основные принципы управления телом, то проверял силу и скорость ударов и блоков, то проверял устойчивость  в стойках, неожиданно запрыгнув сзади на плечи, то мгновенность напряжение и расслабление, то вхождение в «образ» и т.д.

О техническом арсенале пройденном при У Таунг Дине повторяться не буду. Скажу лишь то, что он каким-то образом определил, что в момент исполнения мною ударов руками или  блоков, вторая рука на какой-то миг опаздывает. И это после 20-ти лет занятий. Исправил. А также во время медитации «экран»  у меня открывался «ромбом» - что является ошибкой – исправил. Устойчивость или «укорененность» самого Мастера поражала. Играючи он подставлял один палец руки и его не могли сдвинуть с места несколько человек, а  когда он, например, сидел,  в лоб ему упирались два-три человека – результат тот же, оторвать его от земли было невозможно. Во время глубокой медитации, рядом с ним находились два знающих Мастера  и через некоторое время выводили его в обычное состояние. Как говорил У Таунг Дин – очень не хотелось возвращаться из таких «путешествий».

 Мастера У Таунг Дин постоянно совершенствовал медику Школы, что-то убирал, что-то привносил. Как я уже говорил – эффективность для него была, прежде всего. Он говорил, что с сохранением традиций Школа, тем не менее, должна соответствовать современным требованиям. Его знания были столь обширны, что пришлось преподавать ученикам отдельные дисциплины и не смешивать их. И только узкому кругу, со своей систематизацией, он преподавал все. Это трудно понять, но легко осваивать, когда понимаешь, что база едина, а техника универсальна. В более специфическом варианте, Мастер обучал силовые структуры правительства и пользовался там огромной популярностью. Последний, из тех учеников погиб, получив ранение в колено. (Страна частых военных конфликтов и огромного количества микробов).

Благодаря проверенной временем методики, требования У Таунг Дина были просты – адепт Школы должен владеть любым оружием. Посетовав однажды, что с таким багажом знаний и умений человек остается один на один с собой (некому подсказать и помочь), он сказал, что любые предметы, которые нас окружают, могут быть оружием. В жизни ты не один. Эти предметы могут быть умершими и врагами, но среди них обязательно есть друзья, которые в трудный момент помогут тебе.

 В пятилетнем возрасте на тело Мастера были нанесены наколки (зашифрованные знания Школы, защитная мандала и реанимационные точки). Он говорил, что было очень больно, но плакать было нельзя. Наколки по точкам на предплечьях (по девять штук) служили для выведения из бессознательного состояния после получения ударов, травм и т.д. Чтобы не искать особые точки, знающие Мастера прямо по наколкам пальпировали их или втыкали иглы. Эти наколки и сам У Таунг Дин, считались достоянием страны и тщательно оберегались. К величайшему сожалению Мастер У Таунг Дин рано ушел из жизни (66 лет, хотя для Юго-Восточной Азии это солидный возраст). Средняя продолжительность жизни  у них – 38 лет. Впрочем, сомневаюсь, что кто-то это подсчитывал.

Парадокс – человек, который очень много знал и умел – не лечил себя. Лечил всех кроме себя. Очевидно традиции Востока – не встревать в естественный процесс. Однажды во время проведения поединка, У Мюзо У сломал мне два ребра (об этом я узнал по возращении на родину после снимка – уже заросли). Мастер заставил выпить какую-то пилюлю размером с орех и запить глотком водки, после чего спокойно продолжали заниматься.

За свою жизнь У Таунг Дин, отдавший 61 год боевым единоборствам подготовил 103 Мастера (черных поясов), которые в настоящее время продолжают его дело.

Во время обучения у Мастера, чувства были настолько обострены, что однажды ночью, во время сна начало «трясти» кровать и У Таунг Дин приказал заняться медитацией. Вскочив с кровати и сев в позу для медитации, я с изумлением обнаружил, что О.А.Сагоян уже сидит в позиции и ему «померещилось» то же самое. Создалось впечатление, что, не видя и не находясь с нами, Мастер нас видит и все о нас знает. Впрочем, это не впечатление, а все так и было, в чем в дальнейшем мы многократно убеждались. В мягких поединках У Таунг Дин играл с нами как кошка с мышкой. Его движения, перемещения, блоки и удары казались замедленными, но поразить его было невозможно – он все время оказывался за спиной.

По поводу знаний и умений Мастера У Таунг Дина приведу несколько примеров.

У Таунг Дин дал Мастеру У Кхин Хлейну задание смотреть каждое утро на солнце. Через некоторое время У Кхин Хлейн увидел свою тень на солнце, которая начала к нему приближаться. В это время появилась собака, которая начала лаять и бросаться на У Кхин Хлейна. Тень исчезла. Через некоторое время у У Кхин Хлейна начались проблемы со здоровьем, с работой и семьей. Не видя выхода из ситуации он обратился за помощью к У Таунг Дину. Проанализировав ситуацию, У Таунг Дин вернул У Кхин Хлейна к заданию и приказал ему вернуть тень. Через короткое время, под присмотром У Таунг Дина, У Кхин Хлейн смог вернуть тень к себе и соединиться с ней. Вскоре все проблемы исчезли.

Однажды, возвращаясь домой вечером и не успев до комендантского часа (во время очередного военного конфликта), У Таунг Дин увидел как к нему приближается военный патруль. Один из солдат передернув затвор автомата пошел на него. Остановившись, У Таунг Дин пристально посмотрел на солдата, после чего тот бросил автомат и убежал. Далее Мастер благополучно вернулся домой.

В память об У Таунг Дине мы просто обязаны сохранить его наследие и стараться честно и искренне передавать это его последователям.

Кстати, японцы, в знак величайшего уважения, построили для Мастера зал с полным комплектом оборудования.

 И в завершение:

Вспоминая Мастера У Таунг Дина можно говорить как о состояниях во время занятий с ним так и о внутреннем состоянии по прошествии более чем 20-ти лет. Другими словами пришло осознание  его «присутствия».

Мастер У Таунг Дин это запредельные знания и умения, основательность и простота, любовь и нежность, качество и мощь, незаметность наряду с величайшим авторитетом и преданность боевым единоборствам. Помимо этого, Мастер это и уникальные методы тренинга для будущих поколений, эффективность и компактность единоборств вместе с врачеванием. Это человек следующий законам естества и природы, который растворился в ней и стал целым.

 

С наилучшими пожеланиями

Никишов И.И.

 

bby

ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ ВОИНА

  • Автор: Александр Сильченко
  • Категория: СТАТЬИ
  • Просмотров: 963

 

 

Продемонстрированное художественно-образными средствами теперь изложим логико-рассудочным способом:

Этапы становления или созревания воина

 Вместо введения:

 Система боевых единоборств «ДЕСЯТЬ ПЕПЕСТКОВ» это пять источников технического арсенала Системы и пять состояний или этапов созревания воина.

Вот об этом.  

  ДИСЦИПЛИНА

 Со школьной скамьи мы усвоили слово «дисциплина». Это понятие,   как правило, ассоциируется у нас с ограничениями, внешнего или внутреннего характера. Все так, но сказанное относится либо к ученикам незрелым, либо лишенным внутреннего благородства. 

А что мы подразумеваем под дисциплиной в нашей Системе?  

Прежде всего, это умение обучаться. Английское  слово - «disciple»  так и переводится — ученик. Умение учится, а не приспосабливаться к чему бы то ни было.

Тем не менее, дисциплина на наших занятиях присутствует. Присутствует она в виде «техники безопасности». Если все начнут кувыркаться в разные стороны, то неизбежны столкновения и как следствие травматизм. Во избежание этого на начальных этапах обучения вводится так называемая «дисциплина», т. е. выполнение технических действий по заранее оговоренной схеме и по команде ведущего инструктора.

Дисциплина необходима и для воспитания или проверки морально-волевых качеств воина. Но опять-таки не в виде подавления личности, а в качестве наблюдения, изучения своего тела. Например, длительная стойка в широкой низкой позиции. Заодно и тело укрепляется.

Конечно, посещение занятий без пропусков и опозданий это часть необходимой так называемой дисциплины. Но дисциплины естественной, созидательной, радостной проистекающей из внутреннего благородства.   

В последующем, по мере прогресса ученика на пути воина, происходит полный отказ от дисциплины. Повторюсь, дисциплина нужна незрелым, неосознанным, начинающим ученикам.

Если наличествует естественное уважение младших к старшим, то зачем внешняя дисциплина и ритуалы?

Если вы чувствительны и видите ситуацию, то вы не причините вреда ни себе ни ближнему, тогда зачем нужна дисциплина в качестве  техники безопасности?

Если вы любите свое дело и с радостью посвящаете этому свое время и энергию, то зачем дисциплина? 

Итак, дисциплина – это свобода, безопасность и здоровье.

 

ЗНАНИЕ

 Теоретически, любой внимательный, наблюдательный и способный человек может самостоятельно, методом проб и ошибок стать Мастером боевых единоборств, равно как  ученик, практикующий под присмотром опытных наставников.

Но есть опасение, что жизни не хватит для постижения мастерства таким способом.

Благодаря знаниям, этот путь сокращается многократно.

Знания — это, прежде всего живые, практикующие Учителя, наставники, инструкторы. В нашей Школе знания всегда передавались лично, от мастера к мастеру. Знания таких людей очень конкретны и адресованы всегда конкретному ученику в нужный момент времени и пространства, когда он созрел. Остальное — подводящие общие рекомендации.     

Конечно, это и всевозможные вспомогательные пособия, зафиксированные в  рукописных текстах или фото-видеоматериалах. Но знаниями они становятся только в руках мастера, понимающего человека.

Знание — это динамическое явление, его невозможно записать на скрижалях. Поэтому изреченные истины очень обтекаемы, метафоричны,  иносказательны и, как известно, «есть ложь». В полной мере это относится  и к   боевым единоборствам. На определенном историческом этапе знания, попадая в нужные руки, поддаются расшифровке в виде конкретной четкой однозначной методики. Подчеркну, материализация знаний в виде конкретной техники в определенный исторический период, а завтра они могут уже «устареть». Несомненно, что должен быть «передатчик». Т.е. подходящий человек, Мастер.

А вот у нас есть Никишов И.И.

А теперь о главном. В действительности, знания это лишь «костыли» или «хлам», как у нас говорят. Это метод научения, способствующий раскрытию потенциала ученика. Главное своевременно очистить от них свои мозги, не захламляя чулан. К сожалению, в силу интеллектуальной жадности, «знания» стали предметом накопительства, торговли и «престижа», о каком тут мастерстве может идти речь? 

 

УМЕНИЕ

 Вот когда знания стали истинно вашими, из внешнего превратились во внутренние навыки, стали неотъемлемой частью вашей культуры движений и понимания, тогда с полным правом можно заявлять, что вы приобрели определенные умения и это стало вашим индивидуальным неповторимым уникальным опытом. Умение это также и способность реализовать знания на практике. В нашем случае, применить в единоборстве.

А самое главное, это то, что ВАШЕ. Тело состарится, разум померкнет, знания забудутся, а истинные умения, ВАШИ умения останутся с вами.  

 ДУХ

 А без духа все ваши знания-умения мертвы. Без духа ты «ни холоден, ни горяч». Дух — это страсть, храбрость, решимость пребывать здесь и сейчас, тотальное присутствие, а не имитация. Без духа вы не ощутите всей красоты нашей Системы. Дух придает вашей технике силу и мощь! Дух это отсутствие суеты, будь-то во время тренировки, поединка или в повседневной жизни. Что толку тратить жизнь на критику и сомнения? Истина совсем в другой плоскости. Критичный ум это хорошо, но его следует направлять абсолютно на ВСЁ. Но вы этого не можете, духа не хватает. А если есть дух, вам хорошо везде и нет смысла тратить жизнь на поиск «лучшего», не найдете, для этого надо остановиться. А если выбрали путь – идите.   

 МОЛЧАНИЕ

 Абсурдно писать трактаты о молчании. Здесь должно умолкнуть.

Но тем не менее.

Когда вы, благодаря занятиям в Системе боевых единоборств «Десять лепестков» стали целостны, это означает, что исчез конфликт. Все конфликты от фрагментированности. Отсюда все беды  и терзания ваши, как внутренние, так и внешние. А когда нет противоречий, то приходит тишина или молчание. Точнее, тишина никуда и не уходила, просто мы ее не слышали, а теперь, когда все умолкло …

… и нет места для слов, лишь тихое, бурлящее радостное, наполненное спонтанно-интуитивное состояние пребывания в естестве и ... жизнь

 

 Статья составлена Сильченко А.П.

по мотивам бесед в кругу инструкторов

с главой Школы Никишовым И.И.

КТО МЫ?

  • Автор: Александр Сильченко
  • Категория: СТАТЬИ
  • Просмотров: 2171

КТО МЫ?

Система боевых единоборств «Десять лепестков»

 

Зачастую очень непросто увидеть реальность. Те, кто трезво и объективно, без иллюзий, без идеологических и политических «украшений» способен осознать существующее положение дел, у тех появляется реальная точка опоры и возможность оттолкнуться и двигаться куда надо.

Этим и займемся.

Некоторые итоги развития нашей Школы за последние несколько лет.

Благодаря мягкой «политике» Главы Школы Никишова И.И. на сегодняшний день мы имеем следующие позиции:

Помня свои корни и чтя учителей, мы, тем не менее, отмежевались от «старого доброго Чой», который, увы, уже не жизнеспособен, нет развития, несмотря на усилия по его «возрождению» со стороны некоторых энтузиастов. Часть техники «старого Чой» присутствует в нашей Системе, но в сильно видоизмененном состоянии.

Огромная благодарность Мастеру У Таунг Дину. Мастер за короткое время дал Никишову то, что не могли или не хотели дать другие учителя за десятки лет занятий у них, или, скорее всего, мы сами не смогли взять в силу своей незрелости и недопонимания. Благодарим и других мьянманских наставников, оказавших влияние на нашу Систему. Но мы не Стиль Мастера У Таунг Дина. U Thaung Din Style  совсем другой, хотя Никишов является кровной частью семьи Динов, приемным сыном Патриарха, образец крови которого хранится у Ивана Ивановича. Никишов также Глава U Thaung Din Style в России. Это напоминание некоторым энтузиастам, «приверженцам» этого стиля и пользующихся символикой U Thaung Din Style в своих корыстных идеологических и материальных целях, если что.    

Мы не оказались вовлеченными ни в какие японские или китайские системы. Также, благодаря позиции Никишова, мы не вступили ни в какие сомнительные иностранные союзы и организации.

Мы отечественная Система боевых единоборств, пользующаяся техниками различных источников, однако переработанных под современную методику преподавания.

Как Система очень молоды, хотя с древнейшей историей, традицией и плеядой величайших мастеров.

 

Недостатки существующего положения дел.

Мы лишены преимуществ и привилегий, которыми обладают любители восточных единоборств, примкнувшие к какой-либо иностранной «респектабельной» и «солидной» системе. Мы не платим взносы заморским, главным образом японским бизнесменам от боевых искусств за сомнительные, устаревшие и зачастую банальные «знания», но взамен получающие всевозможные никчемные дипломы и сертификаты. Мы лишены той рекламы, в которую в свое время вложились и продолжают вкладывать огромные средства иностранные хозяева за ваши же деньги, продвигая и пропагандируя свой образ жизни, образ мышления, язык и прочие культурные ценности. К сожалению, зачастую все это в ущерб нашей великой русской культуре и традициям, которые мы чтим, храним и приумножаем.

 

ПРЕИМУЩЕСТВА и ОСОБЕННОСТИ.     

Над нами не довлеют сомнительные восточные авторитеты. Наша техника, жива, мобильна и «радостью бурлящая», а почему нет?

Мы не втянуты в какие-либо обязательства будь-то олимпийского направления или еще каких мероприятий различных федераций.

Мы не очень большая организация, поэтому любой новичок имеет все шансы проявить себя в административной деятельности на благо развития Системы.

Мы храним прикладной аспект боевых единоборств, в отличие от ориентации на спорт или фитнес большинства федераций. Хотя мы развиваем  и спортивное и оздоровительное направления.   

Среди неоспоримых и явных наших преимуществ — это наличие четкой последовательной современной методики, в сочетании с мудростью традиционной Школы, уходящей своими корнями в древность, с рядом  выдающихся мастеров и передачей знаний непосредственно от Мастера к Мастеру. Следуя такой методике, вы неизбежно наработаете все необходимые в мире боевых единоборств качества и навыки, при сохранении стилевых особенностей, присущих нашей Системе.

Занятия по Системе позволяют сохранить и приумножить здоровье и гибкость, как тела, так и ума.

Практикуясь по нашей методике, неизбежно происходит оживление органов чувств, благодаря чему переживание реальности начинает играть неведомыми до этого оттенками. Семейные и межличностные отношения претерпевают тотальную трансформацию в направлении истинной гармонии и любви. Хоть на старости лет...

Занятия способствуют объединению разрозненных частей тела, человек «собирает» себя в гармоничное целое, становясь при этом самодостаточным и независимым в самом глубинном понимании этих слов.

Методика позволяет, при необходимости, очень быстро наработать  заданные, специально отобранные качества будь-то спортивного, оздоровительного или прикладного характера.

Система пригодна для всех, вне зависимости от возраста, пола и прочих физических кондиций. Мужчины становятся мужественней, а барышни женственней. Эта тема заслуживает особого разговора, и ей будет посвящена отдельная статья.      

Хотите вы этого или нет, но с неизбежностью ученики приобретают чувство безошибочного понимания, особого чутья - что есть истинные боевые единоборства, а что лишь имитация и профанация. Вы становитесь экспертом в мире единоборств.

И самое главное. Занимаясь в нашей Системе, изучая искусство боя, ученики, парадоксально, проникаются истинной любовью ко всему, что и кто нас окружает. Без всякого преувеличения, С.Б.Е. «Десять лепестков», как и все гениальное — О ЛЮБВИ, остальное суета.  

И возвращаясь к началу, к социальной миссии нашей Школы.

Система и о том как оживить достоинство свободного русского человека и понять что наши отечественные боевые единоборства такие же как любые другие, но с существенным отличием, они НАШИ, т. е. для наших мозгов, образа жизни, менталитета и душевных качеств.

 

Успехов вам. 

 

Статья составлена  Сильченко Александром

по мотивам обсуждения жизни Системы с Главой Школы

 Никишовым Иваном Ивановичем

 

 

 

 

 


 

 

 


 

 

Мысли о технике Системы

  • Автор: Александр Сильченко
  • Категория: СТАТЬИ
  • Просмотров: 2034

Мастер У Таунг Дин в приватных беседах с Никишовым И.И. (со слов Ивана Ивановича) неоднократно подчеркивал, что его стиль это не каратэ, не айкидо и называл его просто – >selfdefense (самооборона). Это наглядно демонстрируют и ближайшие его ученики, входившие в старшую группу, которые практиковали именно selfdefense Мастера У Таунг Дина. И напротив, многие мьянманские мастера в силу различных обстоятельств получили фрагментарное «образование» в Школе У Таунг Дина. И эта фрагментарность, увы, сказывается на технике.

Мы в определенном смысле наследники Мастера У Таунг Дина, который прежде всего выступает вдохновителем на нашем пути. В нашей Системе подход к боевым единоборствам сходен с подходом У Таунг Дина. Все лучшее и универсальное (внестилевое) вошло в методику обучения.

Возвращаясь теперь к С.Б.Е. «Десять лепестков», с полной определенностью констатируем: у нас нет каратэ, тем более со слов одного обидчивого бывшего ученика Никишова И.И.: «Никишов в нем (в каратэ) нуль». Поэтому, откуда каратэ у нас взяться? У нас нет айкидо. У нас нет даже элементов айкидо, как полагают некоторые. И если кто-то усматривает в каких-то движенияхфрагменты этого стиля, то это или по незнанию и неопытности или сознательное введение учеников в заблуждение, в своих каких-то далеко идущих корыстных целях. Эти фрагменты являются универсальными, общечеловеческими и существуют сотни или тысячи лет и естественно встречаются практически в любом традиционном серьезном стиле боевых единоборств.

На этом хотелось бы закрыть эту тему и бесплодные разговоры.

 

Сильченко А.П.

О НАУЧЕНИИ

  • Автор: Александр Сильченко
  • Категория: СТАТЬИ
  • Просмотров: 2211

В недавнем ролике, посвященной Системе боевых единоборств «Десять лепестков» было упомянуто о достижениях современной теории научения. Оказалось, что новые воззрения ученых на природу научения теснейшим образом перекликаются с Методикой обучения боевым единоборствам в нашей Системе.

 

О СОВРЕМЕННЫХ ТЕОРИЯХ НАУЧЕНИЯ

и как они сопряжены с обучением боевым единоборствам в Системе боевых единоборств «Десять лепестков»

Или небольшой обзор современных научных представлений о теориях научения, разумеется, в контексте преподавания боевых единоборств. 

 

 Итак, что известно о механизмах научения современной науке.

Даже научное сообщество, не говоря уже об обыденном знании, все еще оперирует представлениями о работе мозга, о механизмах запоминания  на уровне концепций XVII столетия.

 XVII столетие. Декарт. В мозгу имеются поры, по которым бегают animal spirits. Многократное «пробегание» таких «животных духов» по конкретной траектории формирует устойчивый канал, т.е. элемент памяти. Формируется рефлекторная дуга.   

 XXI век. Вместо пор – нейроны и синапсы, вместо духов – спайки, электрохимические сигналы. 

 Что поменялось? Концептуально НИЧЕГО.

 Отсюда инструктивные теории научения (от слова «инструкция»). Мозг – это tabula rasa и на этот чистый лист окружение царапает инструкции. Внешняя среда инструктирует мозг. Т.е. эта среда делает определенные синапсы более эффективными, так формируется память.

 

А как на самом деле?

 Оказалось, что «бунт» против картезианства наиболее ярко выражен именно в России. Во много благодаря холистическому или системному  мировосприятию, присущим нашим согражданам и ученым в частности, что и привело к смене парадигмы.

 Вкратце суть концепции:

 Живое не реагирует на прошлое, а делает будущее и детерминировано будущим. Телеологическая детерминация, если угодно. 

 А теперь по-русски.

 Мозг – не чистая доска, а представляет собой «исходник» с разными группами активных клеток. Это разнообразие закладывается в раннем детстве, включая развитие плода в матке. Это, пожалуй, самый важный период в биографии человека. Уже в это время закладывается его будущее и судя по всему предрасположенность к занятиям боевыми единоборствами. Исходный набор клеток мозга зависит как от генома, так и от окружения в ранний период жизни.   

 Т.е. формируются разные группы клеток, предназначенных для разного. Чем больше всего разного, тем лучше. Это так называемый «первичный ассортимент». Идя по жизни, мы сталкиваемся с различными обстоятельствами. И эти обстоятельства не инструктируют (как в инструктивных теориях), а ищут подходящие для данной задачи группы клеток. Отобранные клетки специализируются, становятся экспертами в каком-либо вопросе. И выбить их из головы уже невозможно, это на всю жизнь. Так мы в течении жизни специализируя разные группы клеток, расходуем тот первичный ассортимент который набрали в период раннего онтогенеза. Не волнуйтесь, клеток хватит и на боевые единоборства. А те клетки, которые оказались не у дел, просто погибают. Каждое научение это не только формирование нового опыта, но и реорганизация старого. Новое встраивается в то, что есть. Чем богаче и сложноорганизованней  ваш опыт тем сложнее его перестроить. Как в пожилом возрасте, когда все клетки «при делах», обзавелись полезными связями (нейросети) и их все устраивает, пресловутая «зона комфорта», привычки всего лишь. Но это не означает, что невозможно сформировать новый опыт в зрелом возрасте, просто немного другой механизм.

 В течение жизни мы создаем вторичный ассортимент. Это фиксирование специализации клеток, использование первичного ассортимента.

 На каком языке пишется пре-специализация нейронов непонятно. Ясно, что не на языке конкретных актов. Здесь ученые пока ничего внятного не придумали.

 

Резюмируем:

1. В раннем онтогенезе формируются пре-специализированные нейроны – резерв на всю жизнь

2. Научение это перевод нейронов из пре- в специализированные за счет морфологических и функциональных изменений

3. Научение – реализация/использование ресурса пре-специализированных нейронов

 

ВЫВОДЫ и СЛЕДСТВИЯ

1. Прагматичность мозга

2. Чему обучаемся на самом деле?

3. Рассогласование

4. Постановка правильных целей

5. Пожизненность специализации нейронов

6. Зеркальные нейроны

7. История формирования опыта

8. Интерференция опыта

9. Культурозависимость

10. Влияние эмоций при обучении

 

 А теперь каждый тезис рассмотрим подробнее, но в контексте обучения боевым единоборствам.

 

01. Прагматичность мозга. ОПЫТ = ЗНАНИЕ.

Невозможность учиться впрок

 Можно ли сформировать новый элемент опыта не с прагматической целью? Новые группы нейронов ВСЕГДА формируются под реализацию конкретных задач, как внешнего, так и внутреннего свойства. Т.е. новый элемент опыта всегда формируется с ПРАГМАТИЧЕСКОЙ целью. Если нет результата, то нет и элемента опыта, нет памяти! В этом смысле — ЗНАНИЕ тождественно ОПЫТУ. Другими словами, нельзя научиться чему-то «впрок», «потом пригодится, может быть...».  Мозги наши так устроены, что их интересует только сиюминутный результат! Последствия такой способности  нашего мозга могут оказаться весьма драматичными при неправильных подходах. 

 Человек запоминает то, что имеет отношение к цели действия, а не к способу. Даже самый маленький кусочек памяти и опыта нужен для достижения определенного результата.

 Например, Вы смотрите какую-то бездарную абсолютно никчемную телепередачу. Какой тут практический результат? А что Вы в это время НЕ ДЕЛАЕТЕ? ЧЕГО ИЗБЕГАЕТЕ? Это и есть ваша истинная цель. О целях ниже по тексту.   

 Тогда, чему мы обучаемся на самом деле?

 Подытожим:

 Любое знание — это умение что-либо делать. Нет знаний на потом.  Другой вопрос чему именно научаемся? Или мы научаемся решать задачи, по математике, например, или научаемся получать положительные отметки. Вот в чем проблема.

 

02. Чему обучаемся на самом деле?

 Заставлять бесполезно

 Раз мозг предельно прагматичен, так чему он обучается на самом деле? Другими словами, всегда ли мы обучаемся тому, чему намеревались или чему-то другому?

  Никого невозможно ничему научить, ни кнутом, ни пряником. На первый взгляд это противоречит нашему жизненному опыту. Можно уговорить,  купить, запугать и т.д. Но что человек сделает на самом деле? Заработает денег или избежит наказания. Вот что он научится делать.

 Формируется совершенно не та система, которую мы хотим.

 В нашем случае может сформироваться система, ориентированная на получение поясов, грамот и прочих наград. Или наоборот, ученик учиться всего лишь, избегать порицания, как прилежная девочка-отличница, не более.  

 Мы, инструкторы, можем только создать условия или ситуации, когда ученик сможет сам создавать цели и достигать их.

 

03. Рассогласование

Любое научение начинается с рассогласования.

 Путь к новым элементам память проходит только через рассогласование. Т.е. рассогласование между желанием что-то сделать и отсутствием ресурсов для этого. 

 Формирование условий, при которой формируются цели – самая главная проблема педагогики, в том числе преподавания боевых единоборств.

 Нет рассогласования – нет научения. А рассогласование начинается с клеточного уровня. Поверим ученым.  Рассогласование должно быть специально создано при обучении. Очень деликатный момент, какие приоритеты будут заложены у студентов, такова и судьба, по крайней мере, в боевых искусствах.

 После рассогласования возникает мотивация. Иными словами, куда пойдет энергия.

 И что касается процессов рассогласования, то методик равных нашей Системе я еще не встречал. Ну никак Никишов И.И. не дает нам «уснуть». Только что-то начинает получаться, ан нет, оказывается ерунда все это, вот вам другое, теперь так делаем и т. д. Короче, хроническое рассогласование. Занятия проходят так, что ученик никогда не знает что будет в следующий момент. Это вынуждает мозг быть все время в бодрствующем состоянии. Не секрет, что мозги, как и все в нашем мире стремится минимизировать расход энергии, другими словами — уснуть, спрятаться за шаблонами, стереотипами, мнениями авторитетов и прочей ерундой лишь бы его не беспокоили. Но наши занятия направлены на пробуждение.

 Предоставляется шанс ощутить жизнь, почувствовать вкус жизни, понять, что реальная жизнь она за пределами наших амбиций, дерзновений мечтаний и прочей суеты ума. Вот истинное рассогласование в преподавании боевых единоборств. Как поединок, где ситуация меняется каждое мгновение. Собственно и методика об этом.

 Кому требуется радикальное рассогласование, обращайтесь. Не больно.   

 

04. Постановка правильных целей

 Раньше, да и сейчас говорят «зажечь ученика», «подсадить на дерево»,  «дать удочку» и тому подобное. Все это хорошо, но не то. А вот истинное предназначение инструктора, преподавателя, как говорит Никишов И.И.: «ПРИВИТЬ ВКУС». На первый взгляд - одно и то же, ан нет! Это эволюционно огромный шаг вперед. На самом деле, таким образом, происходит смещение с «Я-эго» на предмет (с субъекта на объект). Можно сказать растворение «Я», т.е. стирание грани между «наблюдающим» и «наблюдаемым». А потом, кто «зажег», тот может и «погасить», формируется зависимость от наставника и откуда тогда может взяться свобода и мастерство в истинном смысле этого слова. «Зажечь» мы можем конкретного человека, точнее его «Я», а вот прививание вкуса к боевым единоборствам смещает интересы человека с собственно «Я» на сам процесс, со своего мелкого и тщеславного «Я» на нечто более масштабное, непреходяще, с позиции «Я в боевых единоборствах» на собственно сам удивительный мир боевых единоборств, в конце концов. 

 Наслаждение от занятий, от  процесса, радость от исследования и творчества. Конечно же, говоря о вкусе, мы имеем ввиду, привить тонкий вкус. Грубый сам сформируется под влиянием тех же фильмов, а вот изысканность, высокая чувствительность, филигранность и ювелирность в боевых единоборствах прививается хорошим наставником. Все как у нас, в С.Б.Е. «Десять лепестков».

 Проблема только одна — если приобщился к музыке Баха, Бетховена и Моцарта (читай к С.Б.Е. «Десять лепестков»), вы уже не сможете слушать киркоровых-газмановых и прочих биланов. Хотя, деградировать легче, известны и такие случаи.  

 

05. Пожизненность специализации нейронов

 Проблема в том, что специализация нейронов пожизненная. Если вы что-то когда-то совершили, этот слой лег в ваш индивидуальный опыт, и что бы вы не делали, этот слой всегда с вами. В этом смысле, не все равно, чему и сколько учить, сколько и какой «хлам» вы соберете, т. е. сколько техник и стилей вы «изучите».     

 И выбить эти нейроны невозможно. Это огромная проблема. Это мы прекрасно знаем на примере алкоголиков, наркоманов и прочих тунеядцев. Тем более что, например, «алкогольдобывающие» клетки в иерархии очень высокие и пока своего не добьются, другим клеткам приходится только молчать и ждать.

 Избавиться от таких клеток невозможно. Но можно перехитрить. Например изменить всю структуру в целом, где эти клетки впишутся в другие новые программы.

 Но это опять все не то…

 Что-то подправите, что-то улучшите. Покрасите решетки на окнах, похлебку выпросите погуще, чем и занимается армия психотерапевтов и душеведов. Но вы по-прежнему в тюрьме!

 А занятия боевыми единоборствами, особенно по С.Б.Е. «Десять лепестков» предполагают выход из этой тюрьмы, из мира шаблонов и миллиарда обусловленностей, опутавших жизнь человека!

 Вот такие интересные выводы из пожизненной специализации нейронов. Наука молода, ей всего лет 300-400, может когда-то и ученые что-то поймут.

 Идем дальше.

 

06. Зеркальные нейроны

 Отличается ли память сформированная наблюдением от памяти сформированной опытным путем. Как использовать обе памяти. Феномен инструктора.

 Могу предложить лазейку для нерадивых учеников — всегда можно на инструктора свалить, дескать как показал так я и делаю.

 Эти клетки (зеркальные нейроны) работают, когда я исполняю какую-то технику. Но также они работают и тогда, когда кто-то другой делает это, а я внимательно наблюдаю, «участвую» в процессе. Эти же нейроны работают, если я только мысленно исполняю какую-то технику, например, сидя в метро.

 Конечно, активность мозга во всех этих случаях различна. И механизмы научения судя по всему будут отличаться, обучаюсь я собственными пробами или наблюдением. В этом контексте напрашивается такая тема, очень важна в боевых единоборствах, как риск. Да ничего не произойдет без риска. Поэтому все так называемые «работающие техники» они на грани, рисковать надо. Нет техник на все случаи жизни, научился и стал непобедим, спасибо Мастер У Таунг Дин. Нет конечно.  

 Вернемся к нейронам. Когда мы наблюдаем за тем, что кто-то что-то делает из того что мы не умеем, то формируются определенные преспециализации, которые затем можем использовать для формирования собственного опыта. Можем формировать опыт путем  наблюдения. Можем формировать его путем собственных проб. Отличается ли память полученная таким образом. Теоретически, обязана отличаться. Пока не ясно. 

 Выводы напрашиваются сами. Об ответственности инструктора. Ученики ведь все впитывают. Насколько важно демонстрировать технику предельно качественно, основательно и без всяких двусмысленностей и сомнений. Нельзя показывать неправильные варианты, т. е. то как не следует делать, разве что иногда в качестве шутки, разрядить обстановку. Мозги не обязаны разбираться что правильно, а что нет и запоминают все подряд. Более того, им теперь приходится «помнить» правильный и неправильный варианты и  не перепутать.

 А еще мозги не воспринимают, «не слышат» слова «нет» или «не». Тащат все подряд. Об этом много публикаций, сами найдете.  

 Обобщим сказанное: если что-то хотите освоить, вам все-таки придется слезть с дивана, даже если вам повезло и ваш мозг на 99 % состоит из «зеркальных нейронов».

 

07.  История формирования опыта.

 Если вы какой-то навык освоили за несколько этапов то в вашем мозгу будет одна картина, а если за один этап, то картина будет совершенно иная,     хотя внешне ученики делают совершенно одинаково.

 Прокомментирую на конкретном примере:

 Можно начинающего ученика сразу поставить в боевую позицию перед грушей с сказать — «бей!». Это обучение в один этап. Но можно сперва обучить учебным стойкам. Потом амплитудные удары с бедра с реверсом. Затем перейти к упражнениям для наработки компактности. Затем ударная техника рук в воздух. Проверка по лапам. А потом и к груше можно подвести. Этапов 9-10.   Так вот, на выходе, внешне движения будут схожи, но в мозгах будут сформированы совершенно разные нейросети.

 Если два человека делают для внешнего наблюдателя одно и то же, но сформировано это одно и то же разными путями, то мозг работает в этих случаях совершенно по-разному и память в этих двух случаях, судя по всему совершенно разная, имеет разные свойства и по разному устойчива к разным воздействиям  по разному может быть использована в новом обучении.

 Судя по всему «многоэтапное» обучение более пластично для перестройки нейросети с учетом наложения последующего опыта.   

 Количество нейронов обеспечивающее конкретное поведение тем больше чем больше этапов формирования этого поведения было. Хорошо или плохо? Где-то посредине. Возможно, что память сформированная за раз будет храниться дольше (в смысле легкости ее извлечения, память то никуда не стирается) а какая память легче модифицируется? (за один этап или несколько)?

 Каждый этап обучения становится уровнем организации обучения, он никуда не девается, он формируется как пласт, поэтому научить сначала приблизительно, а потом точно – это неправильный подход. Студенты то экзамены сдадут, но у них там, в головах противоречие между этапами.

 Все этапы обучения фиксируются, ничего не исчезает.

 Пирог на всю жизнь (на заметку скачущим по разным школам инструкторам и системам).

 

08. Интерференция опыта

 Память «затвердевает» не сразу.

 Как влияют фазы обучения друг на друга, влияние разных тем друг на друга в процессе занятия?

 Например. Проходим на занятии жесткие техники, через полчаса  - «мягкие». Одна тема потом другая. Способствует ли первая лучшей усвояемости последней? А не ухудшает ли вторая запоминанию первой или способствует? Интересно, да?! Кто об этом задумывался когда либо, кроме инструкторов С.Б.Е. «ДЕСЯТЬ ЛЕПЕСТКОВ»? «Клинические» испытания продолжаются.

 Естественно, порядок этапов влияет на результат. В нашей Системе эта тема продумана также, что отражено в Учебно-методическом плане.  

 

09. Культурозависимость

 Что русскому хорошо, немцу — не очень.

 Хотя у всех людей на земле по две ноги и по две руки, но мозги, тем не менее, разные. Мозг русского даже физически отличается от мозга китайца, скажем. И детерминировано это да хотя бы письменностью, следовательно, и мыслим ми по другому. Это вполне очевидные факты. Хотя, например, с мьянманцами мы легко находим общий язык и складывается впечатление, что между нами нет никакой разницы. «Все люди равны», говорил Мастер У Таунг Дин. Что он в это вкладывал?

 Конечно механизмы научения культурозависимы.

 Нет общечеловеческих когнитивных процессов. Культурозависимо всё!

 При совершении даже простейших арифметических действий у представителей разных культурных групп в мозгах осуществляются разные когнитивные процедуры и разная активность мозга.

 Например. Когда японец наносит круговой удар ногой и точно такой же удар наносит условный Иванов, то мозг у них работает немного по-разному.

 Следует быть осторожным с переводными методиками.

 Русской культуре присуще холистическое мировосприятие, мы антиредукционисты. Западные методические пособия не для нас.

 Да и азиатские пособия тоже. Поэтому абсурдно изучать, скажем, технику меча по японским методикам. Заимствовать какие-то элементы, несомненно, почему нет? Правда, здесь кому как повезло. Если попали к русскому Мастеру, который всю пройденную технику пропустил через себя, а не просто хорошо запомнил и воспроизвел, тогда это уже русская Школа.

 Русские, как холисты, больше приспособлены создавать глобальные системы, намечать новые пути, что важно для начала научного процесса. А культура, в которой живут западные ученые, делает их в большей степени приспособленными для аналитики и для практических выходов. Запад всегда будет интересоваться нашими боевыми искусствами, но никогда не поймет их. Они заимствуют какие-то подходящие им фрагменты и не более. 

 Чаще всего ролики европейцев и американцев просто невозможно смотреть, за внешним лоском просматривается такая убогость… хотя неискушенный зритель клюет и на такую ерунду.  

 

10. Влияние эмоций при обучении

 Чем сильнее эмоции, тем лучше формируется память. Это замечено еще в древности.    

 Если человеку что-то интересно он запоминает это с первого раза. Правда, могут возникнуть трудности с извлечением из памяти.

 Другими словами — проблемы памяти не существует, существует проблема извлечения.

 В этом разделе упомянем только такую привлекательную для обучения боевым единоборствам тему как стресс. Сильный стресс позволяет все как бы переформатировать, начать  с нуля. При стрессе все чему мы научились как бы обнулятся. Обычно опыт наслаивается друг на друга и далеко не все может «войти» в мозги, если это существенно противоречит предыдущему опыту. А вот при стрессе можно обойти эти преграды.

 Разумеется следует принимать во внимание всю опасность такого подхода. Нужны очень знающие инструкторы. Таких немного. Нам повезло, таким был Мастер У Таунг Дин, таким является Никишов И.И. 

 А для лучшей усвояемости материала наши занятия проходят в добродушной непринужденной атмосфере. Здесь основная роль конечно, ведущего инструктора. Приведу пример из советской гимнастики. Был проделан такой эксперимент — на тренировках спортсменам запрещали шутить и хоть как-то разряжать обстановку. Да, спортивные показатели несколько улучшились, но у спортсменов начались проблемы в личной жизни, в семья и т. д. Вот такой интересный факт.

 Так что суровые тренировки, преисполненные чувства собственной важности и надменной серьезности не для нас. 

 Муштра тоже не для нас. Когда я был помоложе и глупее, то умилялся видеороликами где японские детишки идеально исполняют формальные комплексы по каратэ. Затем стало понятно, что у этих детей, увы, нет будущего. За всем этим стоит примитивная муштра. Здесь УЧИТЕЛЬ не нужен, любой дрессировщик лошадей справится. В детей на всю жизнь забивают такие шаблоны, что ни о каком проявлении спонтанности тела уже речи быть не может. Иной раз смотрю на чье-либо исполнение формы и не могу понять: вроде все правильно, четко, качественно, казалось бы, а мне не нравится. Потом понимаю — машина. Бездушная машина... Поверхностно...

 Мы не такие.       

 

И в завершение.

А собственно, для чего нам эти научные знания?

 Знание и понимание о том как работает ум, или мозг, понимание траекторий движения ума, несомненно способствует выходу за установленные этим же умом ограничения и тогда ….

 Ум способен на самые удивительные чудеса, но он не умеет делать одно - он неспособен созерцать истину.

 Важно не то, что здесь было сказано, а то какие выводы из этого следуют. А выводы следующие:

 Все наше нынешнее существование основано на прошлом.

 Но, опыт мастеров и упомянутые выше данные научных исследований с убежденностью демонстрируют, что выход из этого обусловленного прозябания, которое мы называем своей жизнью – ЕСТЬ!   

 Каждое занятие – шанс. Нельзя накопить, а потом… Нет никакого «потом». Кто-то копит деньги, кто-то хвастается огромной домашней библиотекой, кто-то собирает дипломы и «знания», бегая по инструкторам. А   жизнь, истина, любовь … ну ладно.     

 Наши занятия – сродни «сократовским беседам», когда в процессе беседы открывается истина, но на языке боевых единоборств. Вдруг кто-то поймет что-то непосредственно во время занятия. А с другой стороны – это тест. Некоторые хвастаются тем, что могут воспроизвести все что показывает Мастер и на этом основании считать себя очень умелым и способным, это так скучно и поверхностно, ну да ладно… Не об этом.

 «Универсальность», «вариативность» и «комбинаторика» имеют с творчеством мало общего. Хотя качества полезные на определенном этапе,  но это все еще свидетельство ловкости и изворотливости ума-эго, не более. Система Никишова И.И. о другом.

 

P.S.

 Все сказанное выше было известно мастерам тысячи лет назад. Слова только другие. Так научные данные подтверждают древние истины.

 Все перечисленное можно отнести к базовому уровню нашей Системы. Ибо статья о теории научения. А мастерам напротив необходима теория «разнаучения», как превратить наш мозг из тесного чулана с барахлом в бескрайние цветущие благоухающие поля под ясными бездонными небесами.

 Это уже совсем другая методика.

 Но вам еще рано.   

 

 

 

ПЯТЬ ОТТЕНКОВ ТЕХНИКИ

  • Автор: Александр Сильченко
  • Категория: СТАТЬИ
  • Просмотров: 2726

 

Человечество за свою историю бесконечных войн и конфликтов разработало множество различных систем боя. Все современные системы уже давно синтетические или смешанные. Степень «заимствований» и объединения техник варьируется в зависимости от способностей, эрудиции и знаний конкретного мастера, стоящего у истоков тои или иной Школы.   

Наша Школа благодаря уникальности своего становления и пути   развития, на сегодняшний день обрела свою цельность и монолитность в виде Системы Боевых Единоборств «ДЕСЯТЬ ЛЕПЕСТКОВ». Представляя эту  Систему, мы традиционно упоминаем о пяти источниках техники. Это японские техники, отечественные, мьянманские, китайские и индийские. 

Любая методика с неизбежностью опирается на фактический материал. В нашей Системе, фактический материал соткан из различных нитей берущих свое начало в упомянутых выше национальных источниках боевой техники. Переплетаясь, взаимопроникая друг в друга эти «нити» формируют тот орган, а движение тела это дополнительный, специфический  орган человека, который является материальным воплощением знаний, навыков и умений.

Теперь поговорим об этих источниках.

Мы не изучаем японские стили как таковые. Мастер У Таунг Дин использовал японский подход в постановке базовой техники, т.е в наработке правильных стоек, блоков, ударов в индивидуальном исполнении и в работе с партнером. Со слов Никишова, У Таунг Дин объяснял, что нет необходимости изобретать новую терминологию и методику для обучения студентов базовой техники, уже есть готовая подходящая система. У Таунг Дин, не страдая болезненным тщеславием, просто и отрыто, называя вещи своими именами, воспользовался японскими техниками (внестилевое каратэ, преимущественно шотокан) для начального уровня техники в своей Школе. Никишов И.И. в Методике «Десять лепестков» значительно преобразовал и трансформировал эту технику, в рамках общей концепции Системы, придав ей современный вид с привнесением своего видения и понимания боевых единоборств. Мы японские термины перевели на русский, да и то, только в официальных публикациях.  В той же Школе У Таунг Дина техники «айкидо» и «каратэ» преподавались  до зеленого пояса включительно, далее эта техника поглощалась общей техникой более высокого порядка. У нас раздел болевых удержаний, заломов и освобождений от захватов строится преимущественно на в технике БКМ о чем ниже по тексту. Говоря о японских техниках необходимо упомянуть одного из учителей У Таунг Дина японского мастера Аритомо Мурашиге. Это мастер из довоенного поколения универсальных мастеров боевых единоборств, знаток реальных, прикладных техник и эксперт в холодном оружии. Именно Мурашиге передал У Таунг Дину те «старые» техники владения шестом и мечом (и другими видами оружия), во многом утраченные в современных Школах. Позже, этими знаниями У Таунг Дин поделился с  Никишовым И.И.; эти техники сейчас являются частью учебного материала при подготовки инструкторов нашей Системы. К японским стилям мы относим и условный бой на три шага и на один шаг, правда эта техника существенно видоизменена в Методике Никишова И.И.

Что касается русских техник, то в первую очередь следует отметить, что Никишов И.И. является к.м.с. по боксу и этот опыт не мог пройти бесследно. Не секрет, что наша Школа в России берет свое начало в методике Германа Васильевича Попова под названием «ЧОЙ». Попов вернулся из Мьянмы с зеленым поясом, освоив  базовый уровень каратэ и айкидо, что для Советского Союза начала 70-х при тотальном дефиците информации и это казалось откровением. Несколько лет Герман Васильевич в Москве преподавал эти дисциплины, а спустя несколько лет, вместе со своими учениками  приступил к созданию своей методики. В средине 80-х к Попову присоединился и Никишов И.И, прозанимавшись до этого восемь лет в группе Толстикова В.П. Эта методика известна как БКМ – Базово-кустовой метод или «ЧОЙ», сегодня «Кружало». БКМ остался в нашей обновленной Системе, правда значительно модифицированным и усовершенствованным. Мы отдаем дань уважения Герману Попову за его вклад в нашу и Школу и в развитие боевых единоборств в нашей стране.

Общение с мьянманскими мастерами значительно обогатило Систему нестандартными интересными техниками владения короткой палочкой, парными бирманскими мечами и многими другими знаниями. А самое главное, благодаря им в методике нашей Системы стали широко применяться комбинированные техники, контрприемы в непрерывном исполнении, многоходовые комбинации и многое другое чего недоставало «классическому» «ЧОЙ». Многие годы изоляции Мьянмы от внешнего мира, вынудили бирманских мастеров самостоятельно искать пути развития техники. То, что для японцев было кощунством, например смешивание техник каратэ и айкидо, для мьянманцев оказалось в порядке вещей. Сейчас многие занимаются такого рода «смешением», однако первопроходцами в мире был У Таунг Дин со своими соратниками и учениками. Но в отличие от искусственного смешения техник, в U Thaung Din Style и в нашей Системе, такое смешение давно превратилось в сплав техник на единой универсальной базе или основе. Мьянманские мастера оказали значительное влияние на то, чем является С.Б.Е. «ДЕСЯТЬ ЛЕПЕСТКОВ» сегодня. Как бы там ни было, с сожалением, вынуждены отметить, что с уходом Мастера У Таунг Дина, Школа в Мьянме практически прекратила свое существование. Остались великолепные мастера, у которых можно много чему поучиться начинающим студентам, но как таковой системы уже нет. Правда в последнее время, мьянманские мастера, вдохновленные нашими поездками к ним и развитием Системы в России, пытаются возродить былое величие Школы У Таунг Дина в Янгоне. Пожелаем им успехов в этом. 

Касательно индийских и китайских техник. В ряду вышеперечисленного, Мастер У Таунг Дин изучал индийские и китайские техники. Разумеется, мы не претендуем на углубленное и всестороннее погружение в эти знания. Для этого необходимы еще несколько жизней. Да этого и не требуется. Те элементы индийских и китайских техник, которые передали  Никишову мастера У Таунг Дин и У Кхин Хлейн  прекрасно вписались в общую структуру Системы «ДЕСЯТЬ ЛЕПЕСТКОВ», значительно обогатив ее и углубив понимание боевых единоборств.   

Даже только из этой статьи можно прийти к заключению, насколько необычна и уникальна наша Школа. И пусть изобилие техники не приводит начинающих студентов в замешательство, все организовано и составлено максимально «логично» и последовательно. Базовая техника нашей Системы, благодаря своей обширности, формирует ту платформу, на которой ученики смогут реализоваться самым оптимальным индивидуальным способом, присущим конкретному человеку.

А самое главное, наша Система – живая. Знания передаются от мастера к мастеру. А если точнее, то от мастера к мастеру «передается»  глубинное понимание сути боевых единоборств, а форма уже вторична.

Более подробно о сути методики и подходах к обучению в нашей Системе будет изложено в следующих статьях.

PS.

Под нашей ШКОЛОЙ я понимаю ту боевую традицию и преемственность, которая тянется от мастеров-наставников У Таунг Дина до наших дней, охватывая Мьянму, Россию и другие страны, где в том или ином виде практикуют мастера причастные к данной традиции.

Система Боевых Единоборств (С.Б.Е.) «ДЕСЯТЬ ЛЕПЕСТКОВ», это современная Система, созданная Никишовым И.И., опирающаяся на знания великих мастеров прошлого. Именно  по этой Системе в настоящее время мы занимаемся в своих залах.

      

Инструктор С.Б.Е. «ДЕСЯТЬ ЛЕПЕСТКОВ»

Сильченко А.П.

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ.СЕТЯХ

Share this post

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

МЫ В СОЦ.СЕТЯХ

Log in

create an account