О МАСТЕРЕ У ТАУНГ ДИНЕ



В декабре поклонники боевых единоборств, так или иначе связанных с мьянманской Школой боевых единоборств Мастера У Таунг Дина, отмечают  День памяти Мастера.    

 

 Короткая биографическая справка о Мастере У Таунг Дине.

  У Таунг Дин (Рональд Кё 14.08.1930г. – 05.12.1996г.), основатель семейной  Школы в ее современном виде. Он активно вел подготовку инструкторов по своей Системе с 50-х годов прошлого века. Широко известен как выдающийся Мастер боевых искусств и за пределами Мьянмы (Бирмы).

Основу семейной Школы Мастер У Таунг Дин обогатил знаниями других воинских единоборств, которые он изучал у индийских, китайских и японских мастеров.

Отец Патриарха -   У Ба Дин (Кё) – был телохранителем шанского принца. В пятилетнем возрасте, следуя семейной традиции, маленький У Таунг Дин принял посвящение на путь воина. На тело У Таунг Дина были нанесены татуировки с засекреченными знаниями Школы. Как он вспоминал – было очень больно, но нужно было терпеть.

Дядя Патриарха – У Ба Дин – был выдающимся воином Бирмы, за что был удостоен высшего воинского знака на головном уборе. Под его руководством юный У Таунг Дин тренировался до пятнадцатилетнего возраста.

Первые поминания о Семейной мьянманской  Школе Боевых Искусств рода Динов относятся к XI веку. Основателями Школы являются предки Динов, исторически проживающие в районе Шанского нагорья у озера Инле. Мужчины рода Динов традиционно служили воинами и телохранителями у князей и королей.

Суть Школы можно определить как путь выживания в неспокойное, насыщенное боевыми столкновениями время. Главной задачей адептов Школы было не умереть, а выжить и победить в борьбе.

Уже в наше время, особенностью Школы всегда было то, что спортивные поединки не приветствовались, как не имеющие отношения к главной цели воинского искусства. Отрицательное отношение к спортивным поединкам объясняется тем, что техника начинает утрачивать свои стилевые особенности и вырождаться. Ученикам разрешалось участвовать только в контактных поединках без ограничения правил. Это давало возможность применения более полного арсенала техники и воспитывало настоящий бойцовский дух.

В результате таких принципов Школа долгое время оставалась известной только узкому кругу специалистов, хранящей свою самобытность и свой собственный семейный секрет.

 В период обучения в университете, У Таунг Дин, изучает технику бокса и дзюдо. Впоследствии он стал чемпионом Мьянмы по боксу.

 Затем были напряженные тренировки с индийскими Мастерами. Абдул Рейзак (Abdul Rasak) – мусульманин и Ниана Муту (Niana Mutu) – буддист, обучали У Таунг Дина индийским системам – Гонта (Гунтха), Шила и Манчжура. Помимо боевых навыков они обучали У Таунг Дина и врачеванию. Абдул Рейзак, кстати, мог излечивать паралич.  

 Под руководством Мастеров – Кхон Кхенга (Khon Kheng) и Танг Сенга (Tang Seng), У Таунг Дин осваивает технику китайского бокса, ушу, тайчи, технику ножа, а также технику медитации и дыхания.

Японские Учителя Аритомо Мурашиге (Aritomo Murashige) 8-й дан и Сейго Ямагучи (Seigo Yamaguchi) – 6-й дан, дали знания японских школ - айкидо, дзюдо, дзю-дзюцу, каратэ, технику меча, шеста и т.д.

В течение своей жизни Мастер У Таунг Дин подготовил не одну сотню первоклассных специалистов боевых искусств (103 черных поясов). Многие из них активно продолжают его дело.

 

А теперь, Глава Российской Школы боевых единоборств «Десять лепестков», автор одноименной методики Никишов И.И. поделится своими личными воспоминаниями и впечатлениями от занятий и общения с Мастером У Таунг Дином. Никишов Иван Иванович является не просто прямым учеником Мастера У Таунг Дина, но и его «приемным сыном»:

Прошло уже более 20 лет после встречи с выдающимся бирманским (мьянманским) Мастером и уникальным человеком У Таунг Дином (Рональд Кё – его  христианское имя). Я очень благодарен судьбе или обстоятельствам за эту встречу. Мастер был всесторонне развитым человеком. Уникальность его состояла не только в  воинских способностях, не только в создании своего стиля. Он был прекрасным семьянином, лучшим гитаристом Янгона, владел несколькими иностранными языками, был лекарем и «костоправом».

 При мне, один из его учеников, при отработке ударов ногами по дереву вывихнул стопу. Двое его товарищей занесли его в дом Мастера. С хрустом вправив сустав и смазав какой-то мазью У Таунг Дин попросил ученика встать на ноги. Не почувствовав боли ученик с поклоном, радостно побежал продолжать занятие.

Впервые увидев Мастера, создавалось впечатление, что этот человек далек от боевых единоборств, однако, придя к нему на занятия следующим ранним утром (4 часа), мы убедились в обратном. Его знаниям и умению не было предела. Он просто «клокотал» и пульсировал ими. Это был  уже другой человек – стройный, мощный, с пронзительными и поразительно добрыми глазами, излучающими силу и любовь.

После многочасового тестирования начались «адские» изнурительные тренировки. Занятия проходили во дворе Мастера и утром и днем, в темноте и в жару (около 50º), в ливень и при большом количестве учеников – У Таунг Дин всегда был рядом. От жары и физических нагрузок язык во рту едва шевелился, сердце готово было вырваться из груди. Многократные повторения технического арсенала сбивали дыхание, но останавливаться было нельзя, потому что Мастер был рядом и очень внимательно наблюдал за нами. Иногда он сидел с закрытыми глазами, повернувшись в другую сторону. Мы тут же начинали работать «вполсилы» но тут же получали замечание о нашем не усердии. Впредь мы этого не делали – стыдно было. Работая на пределе сил, казалось, еще чуть и умрешь, но в то же время, ощущая  взгляд Мастера, мы были уверены, что с нами ничего не случиться. Уроки Мастера проходили не только у него во дворе (7 × 25 м),  но и у него в доме, на улице во время прогулок и за столом какого-нибудь кафе, в беседах и встречах с Мастерами из других стран, которые считали за честь посетить У Таунг Дина и пообщаться с ним.

Методика передачи знаний Мастера была нестандартной и поначалу непонятной. То он оттягивал кожу на теле и наблюдал, то нажимал на множество точек, то давал основные принципы управления телом, то проверял силу и скорость ударов и блоков, то проверял устойчивость  в стойках, неожиданно запрыгнув сзади на плечи, то мгновенность напряжение и расслабление, то вхождение в «образ» и т.д.

О техническом арсенале пройденном при У Таунг Дине повторяться не буду. Скажу лишь то, что он каким-то образом определил, что в момент исполнения мною ударов руками или  блоков, вторая рука на какой-то миг опаздывает. И это после 20-ти лет занятий. Исправил. А также во время медитации «экран»  у меня открывался «ромбом» - что является ошибкой – исправил. Устойчивость или «укорененность» самого Мастера поражала. Играючи он подставлял один палец руки и его не могли сдвинуть с места несколько человек, а  когда он, например, сидел,  в лоб ему упирались два-три человека – результат тот же, оторвать его от земли было невозможно. Во время глубокой медитации, рядом с ним находились два знающих Мастера  и через некоторое время выводили его в обычное состояние. Как говорил У Таунг Дин – очень не хотелось возвращаться из таких «путешествий».

 Мастера У Таунг Дин постоянно совершенствовал медику Школы, что-то убирал, что-то привносил. Как я уже говорил – эффективность для него была, прежде всего. Он говорил, что с сохранением традиций Школа, тем не менее, должна соответствовать современным требованиям. Его знания были столь обширны, что пришлось преподавать ученикам отдельные дисциплины и не смешивать их. И только узкому кругу, со своей систематизацией, он преподавал все. Это трудно понять, но легко осваивать, когда понимаешь, что база едина, а техника универсальна. В более специфическом варианте, Мастер обучал силовые структуры правительства и пользовался там огромной популярностью. Последний, из тех учеников погиб, получив ранение в колено. (Страна частых военных конфликтов и огромного количества микробов).

Благодаря проверенной временем методики, требования У Таунг Дина были просты – адепт Школы должен владеть любым оружием. Посетовав однажды, что с таким багажом знаний и умений человек остается один на один с собой (некому подсказать и помочь), он сказал, что любые предметы, которые нас окружают, могут быть оружием. В жизни ты не один. Эти предметы могут быть умершими и врагами, но среди них обязательно есть друзья, которые в трудный момент помогут тебе.

 В пятилетнем возрасте на тело Мастера были нанесены наколки (зашифрованные знания Школы, защитная мандала и реанимационные точки). Он говорил, что было очень больно, но плакать было нельзя. Наколки по точкам на предплечьях (по девять штук) служили для выведения из бессознательного состояния после получения ударов, травм и т.д. Чтобы не искать особые точки, знающие Мастера прямо по наколкам пальпировали их или втыкали иглы. Эти наколки и сам У Таунг Дин, считались достоянием страны и тщательно оберегались. К величайшему сожалению Мастер У Таунг Дин рано ушел из жизни (66 лет, хотя для Юго-Восточной Азии это солидный возраст). Средняя продолжительность жизни  у них – 38 лет. Впрочем, сомневаюсь, что кто-то это подсчитывал.

Парадокс – человек, который очень много знал и умел – не лечил себя. Лечил всех кроме себя. Очевидно традиции Востока – не встревать в естественный процесс. Однажды во время проведения поединка, У Мюзо У сломал мне два ребра (об этом я узнал по возращении на родину после снимка – уже заросли). Мастер заставил выпить какую-то пилюлю размером с орех и запить глотком водки, после чего спокойно продолжали заниматься.

За свою жизнь У Таунг Дин, отдавший 61 год боевым единоборствам подготовил 103 Мастера (черных поясов), которые в настоящее время продолжают его дело.

Во время обучения у Мастера, чувства были настолько обострены, что однажды ночью, во время сна начало «трясти» кровать и У Таунг Дин приказал заняться медитацией. Вскочив с кровати и сев в позу для медитации, я с изумлением обнаружил, что О.А.Сагоян уже сидит в позиции и ему «померещилось» то же самое. Создалось впечатление, что, не видя и не находясь с нами, Мастер нас видит и все о нас знает. Впрочем, это не впечатление, а все так и было, в чем в дальнейшем мы многократно убеждались. В мягких поединках У Таунг Дин играл с нами как кошка с мышкой. Его движения, перемещения, блоки и удары казались замедленными, но поразить его было невозможно – он все время оказывался за спиной.

По поводу знаний и умений Мастера У Таунг Дина приведу несколько примеров.

У Таунг Дин дал Мастеру У Кхин Хлейну задание смотреть каждое утро на солнце. Через некоторое время У Кхин Хлейн увидел свою тень на солнце, которая начала к нему приближаться. В это время появилась собака, которая начала лаять и бросаться на У Кхин Хлейна. Тень исчезла. Через некоторое время у У Кхин Хлейна начались проблемы со здоровьем, с работой и семьей. Не видя выхода из ситуации он обратился за помощью к У Таунг Дину. Проанализировав ситуацию, У Таунг Дин вернул У Кхин Хлейна к заданию и приказал ему вернуть тень. Через короткое время, под присмотром У Таунг Дина, У Кхин Хлейн смог вернуть тень к себе и соединиться с ней. Вскоре все проблемы исчезли.

Однажды, возвращаясь домой вечером и не успев до комендантского часа (во время очередного военного конфликта), У Таунг Дин увидел как к нему приближается военный патруль. Один из солдат передернув затвор автомата пошел на него. Остановившись, У Таунг Дин пристально посмотрел на солдата, после чего тот бросил автомат и убежал. Далее Мастер благополучно вернулся домой.

В память об У Таунг Дине мы просто обязаны сохранить его наследие и стараться честно и искренне передавать это его последователям.

Кстати, японцы, в знак величайшего уважения, построили для Мастера зал с полным комплектом оборудования.

 И в завершение:

Вспоминая Мастера У Таунг Дина можно говорить как о состояниях во время занятий с ним так и о внутреннем состоянии по прошествии более чем 20-ти лет. Другими словами пришло осознание  его «присутствия».

Мастер У Таунг Дин это запредельные знания и умения, основательность и простота, любовь и нежность, качество и мощь, незаметность наряду с величайшим авторитетом и преданность боевым единоборствам. Помимо этого, Мастер это и уникальные методы тренинга для будущих поколений, эффективность и компактность единоборств вместе с врачеванием. Это человек следующий законам естества и природы, который растворился в ней и стал целым.

 

С наилучшими пожеланиями

Никишов И.И.

 

bby

ПОДЕЛИТЬСЯ В СОЦ.СЕТЯХ

Share this post

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

МЫ В СОЦ.СЕТЯХ

Log in

create an account